Сегодня, 20 Октябрь 2020

Пхеньян размораживает ракетно-ядерные программы

Пхеньян размораживает ракетно-ядерные программы

Северная Корея больше не намерена обсуждать с США денуклеаризацию Корейского полуострова и в ближайшие недели обнародует новую оборонную стратегию с учетом провала переговоров с Вашингтоном. Об этом прямо заявили северокорейские дипломаты, пообещав преподнести США «подарок к Рождеству», если Вашингтон не предпримет срочные шаги по деэскалации в отношениях с КНДР. Еще одним подтверждением возвращения корейского кризиса в мировую повестку стало «крайне важное» испытание на космодроме Сохэ, о котором в минувшую субботу сообщило северокорейское агентство ЦТАК.

О новом повороте в отношениях США и Северной Кореи, возвращающихся к прежней конфронтации после «медового месяца» Дональда Трампа и Ким Чен Ына, сообщил представитель КНДР при ООН Ким Сон. «Нам не нужны длительные переговоры с США, а денуклеаризация больше не обсуждается за столом переговоров»,— сообщил северокорейский дипломат, указав на то, что администрация США оказалась неготовой к «устойчивому и содержательному диалогу» и умышленно тянула время, исходя из своих внутренних задач, связанных с президентскими выборами 2020 года.

При этом в северокорейском внешнеполитическом ведомстве сообщили, что Пхеньян готовит Вашингтону «подарок к Рождеству», не уточнив, о каком именно шаге идет речь.

Напряженность на Корейском полуострове росла на протяжении последних месяцев, учитывая, что после встречи президента США Дональда Трампа и председателя Госсовета КНДР Ким Чен Ына 30 июня на демаркационной линии между Южной и Северной Кореей в Пханмунджоме переговоры на рабочем уровне уже в октябре окончательно зашли в тупик.

По мнению северокорейского МИДа, теперь мяч находится на половине Вашингтона. При этом упоминание Рождества, к которому Пхеньян пообещал преподнести «подарок» Вашингтону, появилось в северокорейских заявлениях не случайно.

Напомним, что на конец декабря намечено пятое заседание Центрального комитета Трудовой партии Кореи, на котором должны быть приняты важные решения «в связи с изменившейся ситуацией в стране и мире».

Между тем катализатором кризиса стало резонансное заявление президента Трампа по Северной Корее, прозвучавшее 3 декабря в преддверии саммита НАТО в Лондоне. Сделав ритуальный жест в адрес Ким Чен Ына, отношения с которым он по прежнему считает «хорошими», Дональд Трамп при этом допустил возможность применения оружия против КНДР.

Это признание и вызвало бурю негодования в Пхеньяне. «Хотелось бы надеяться, что американский лидер лишь оговорился, произнеся враждебные слова в наш адрес. Однако если он это сделал намеренно, то мы сталкиваемся с проблемой иного характера»,— заявила первый замминистра иностранных дел КНДР Чхве Сун Хи. В свою очередь, начальник Генштаба Корейской народной армии Пак Чон Чхон предупредил, что применение военной силы против Северной Кореи стало бы ужасным сценарием для США, и допустил возможность полномасштабного вооруженного конфликта.

Не ограничиваясь грозной риторикой, в минувшую субботу Северная Корея сообщила о проведенном ею новом испытании на космодроме Сохэ, назвав его «крайне важным», но, впрочем, не сообщив дополнительных подробностей. В заявлении агентства ЦТАК отмечается, что «результаты этого испытания в скором будущем в очередной раз могут оказать существенное влияние на изменение стратегического положения КНДР».

В день северокорейского испытания на космодроме Сохэ Дональд Трамп позвонил президенту Южной Кореи Мун Чжэ Ину. Как сообщили по итогам получасовой беседы двух лидеров в администрации южнокорейского президента, Дональд Трамп и Мун Чжэ Ин считают ситуацию на Корейском полуострове «серьезной» и рассчитывают на то, что переговоры между США и КНДР по денуклеаризации в ближайшее время все же будут продолжены, что позволит избежать радикального сценария. Правда, о каких шагах может идти речь, чтобы вернуть утраченное доверие Пхеньяна к переговорам, не сообщается.

«Нерешенная ядерная проблема КНДР остается серьезным препятствием для улучшения межкорейских отношений. Северная Корея была шокирована тем, что ее предложения о демонтаже ядерных объектов в Йонбёне и снятии американских санкций против Пхеньяна так и не привели к качественному сдвигу в отношениях с США после февральского саммита лидеров двух стран в Ханое»,— пояснил “Ъ” логику действий Пхеньяна бывший посол Южной Кореи в Москве Пак Ро Бёк.

Впрочем, по его мнению, ответственность за сегодняшнюю неудачу переговорного процесса лежит не только на Вашингтоне, но и на Пхеньяне. «Северная Корея должна представить «дорожную карту» денуклеаризации — поэтапный план с указанием конкретных сроков и списка ядерных объектов, подлежащих ликвидации, помимо ядерных объектов в Йонбёне»,— заявил “Ъ” Пак Ро Бёк.

В свою очередь, по мнению главы международного комитета Совета федерации Константина Косачева, в отношениях с США Северная Корея в итоге избрала «иранский вариант» самозащиты, предусматривающий возможность размораживания собственных ракетно-ядерных программ.

«Похоже, КНДР избрала «иранскую» тактику в общении с теми, кто ожидает от нее шагов в сфере разоружения: выставить условия, не вести переговоры ради переговоров, поскольку сам факт их ведения будет использоваться их визави в пиар-целях и для приостановки в исследовании Северной Кореей новых военных технологий. И при этом продолжать сами разработки, вынуждая действовать другую сторону»,— заявил агентству «РИА Новости» господин Косачев. И добавил: «Безусловно, это не самый хороший сигнал, поскольку именно тема ядерного разоружения является самой важной не только в двустороннем контексте, но для региона и мира в целом».

Сергей Строкань