Сегодня, 29 Сентябрь 2020

Победит ли конституционная реформа коррупцию?

Победит ли конституционная реформа коррупцию?

Проблема коррупции в России носит не экономический, а политический характер.

Эпидемия коронавируса чрезвычайно обострила проблему неэффективности экономики в России, что немедленно высветило слабость её политической системы, где межэлитные коммуникации и критерии кооптации в элиту зачастую построены на коррупционных механизмах. Именно коррупция мешает запустить в России дефляционные механизмы, способные не только дать толчок экономическому росту, но и повысить геополитическое могущество, включая интеграционные проекты.

В центре проблемы роста находится проблема реформирования кредитно-финансовой системы, в настоящее время превратившейся из института рефинансирования экономики в сферу присвоения социальной ренты узкой элитной группой, имеющей доступ к инсайду и обладающей значительным административным и политическим ресурсом. Эта группа определяет действия руководства ЦБ как регулятора, играющего на стороне биржевых спекулянтов, использующих любое осложнение для раскачивания курса рубля и наживы от его волатильности.

Тронуть эту группу означат запустить суровую войну президента и мощных мировых кланов, опирающихся на могущество американских хедж-фондов, дающих 80% биржевых спекуляций и играющих против рубля.

Коррупция в России – это не столько взятки и откаты, сколько участие чиновников и политиков в легальных биржевых спекуляциях против рубля с использованием административного ресурса и доступа к инсайду.

Проблема тут не в том, что есть биржа, а в том, что нет механизмов блокирования игры против национальной валюты, что вызывает кризис, а защита такой системы является главным интересом МВФ и зависимых от Запада очень влиятельных чиновников.

Так коррупция из экономической проблемы превращается в политическую. Эпидемия коронавируса потянула за собой целый комплекс застарелых проблем, требующих экстренного решения. Этим и обусловлена та война, которая разгорелась вокруг конституционной реформы – президент получает те рычаги воздействия на элиту, которых он не имел все предыдущие годы своего правления.

В любом случае всё сведётся а) к реформе финансовой системы; б) уточнению степени равноудалённости от неё правящего класса; в) сможет ли новая финансовая система работать на интересы страны или будет по-прежнему выкачивать из страны ресурсы в пользу внешних сил.