Сегодня, 24 Сентябрь 2021

Зачем Японии министр по борьбе с одиночеством

Зачем Японии министр по борьбе с одиночеством

Коронавирус оказался не самой страшной угрозой для Японии. В прошлом году страна потеряла тысячи человек не из-за болезни — они добровольно ушли из жизни. Основная причина самоубийств — одиночество. Проблема настолько сложная, что на ее решение выделили специального министра.

Возвращение опасного тренда

Получив положительный тест на коронавирус, молодая жительница Токио отправилась на самоизоляцию. Она сильно корила себя за то, что заразила дочь, а та, скорее всего, разнесла инфекцию по школе. Трагедию не успели предотвратить. О душевных терзаниях рассказал муж — уже после того, как женщина совершила самоубийство. «Мне жаль, что я доставила неприятности», — написала она в предсмертной записке.

Пандемия усилила и без того непростую ситуацию — многие японцы добровольно уходят из жизни. Эпидемиологическая обстановка влияет на психическое здоровье, и велики опасения, что страну вновь накроет волна суицидов. В прошлом году покончили с собой двадцать тысяч японцев, от коронавируса погибло в шесть раз меньше — красноречивый пример.

Традиционно в зоне риска — мужчины среднего возраста. Горе они часто заливали в пабах и барах и теперь остались наедине с бутылкой. Однако прошлый год выявил мрачную тенденцию: счеты с жизнью сводят все больше женщин, подростков и детей.

Женщины в традиционно патриархальном обществе финансово менее устойчивы, кроме того, молодые японки все чаще не выходят замуж, ведь брак порой подразумевает отказ от карьерных амбиций. Почему-то именно октябрь стал особенно темным: суициды среди женщин подскочили на 70 процентов по сравнению с предыдущим годом.

Рост самоубийств наблюдался и среди учеников, причем и младшей, и средней, и старшей школ. Всего с жизнью добровольно простились 479 детей — на 140 больше, чем в 2019-м. Каждую новую трагедию расследуют, объяснения находят все те же: тревожность, плохая успеваемость в учебе, сложные отношения с родителями. К тому же в пандемию участились депрессии.

Беда в том, что разделить горе не с кем — многие японцы страдают от одиночества, их некому поддержать в трудный момент.

Эпидемия одиночества

По горькой иронии именно уединенный образ жизни и отсутствие социальных контактов отчасти сдерживали распространение вируса. Тотального локдауна и жестких ограничений, как в европейских странах, в Японии не вводили.

Однако на фоне коронакризиса обострилась еще одна проблема — кодокуши (переводится как «одинокая смерть») среди пожилых людей. Сколько стариков умерло так в 2020-м, не уточняли, однако ситуация явно усугубилась: социальные службы не могли посещать престарелых, да и сами они не имели возможности общаться друг с другом.

Ощущение, словно ты покинут всеми, в эпоху пандемии стало для японцев серьезным испытанием. В Токио решили, что эта тема требует основательного подхода — и создали новую должность в правительстве. Премьер-министр Ёсихидэ Суга назначил главным по борьбе с одиночеством Тэцуси Сакамото — министра без портфеля по вопросам регионального развития. Повышение рождаемости — тоже в его обязанностях.

Строго говоря, отдельного министерства не появилось, Сакамото просто расширили функционал. Задачу поставили нетривиальную. «Женщины острее ощущают изоляцию, и среди них растет число самоубийств», — наставлял министра Ёсихидэ Суга. — Я бы хотел, чтобы вы исследовали этот вопрос и представили стратегию».

Сакамото не один в поле воин. Проблема давняя, тесно связанная с японской культурой, и займутся ею всерьез. Задача — скрупулезно изучить и стратегически все спланировать, но прежде определиться с терминологией. Без этого работа не будет эффективной, говорил Такако Суцзуки — один из участников исследовательской бригады, которую еще год назад создали молодые парламентарии — члены правящей Либерально-демократической партии.

Оппозиция их в этом поддерживала. «Нужно придумать, как собрать данные об изоляции, чтобы строить политику на основе конкретной информации», — рассуждал Юитиро Тамаки, лидер оппозиционной Демократической партии для народа.

До конца февраля под руководством Сакамото созовут срочный форум, где выступят представители инициативных групп и поделятся соображениями. Как применить их на практике, решит специальный секретариат.

Без брака и упрека

Одиночество японцев можно сравнить с айсбергом: от глаз скрыт целый комплекс проблем, которые уходят корнями в разные сферы жизни и давние тенденции в обществе.

Живущий в Японии журналист-международник Максим Крылов отмечает, что на улицах Токио много семейных пар с детьми, хотя столица — очень молодой город. «По косвенным признакам страх одиночества можно заметить в беспрецедентном буме приложений для поиска партнера. Примерно 70 процентов рекламы в японском YouTube сейчас занимают они», — обращает внимание Крылов.

По статистике, больше трети домохозяйств в стране состоят из одного человека. Каждый пятый «пожизненно одинок» — в старшем возрасте шансов найти супруга практически нет. Один из трех браков в Японии заканчивается разводом.

И хотя безбрачие само по себе не означает одиночества и Япония далеко не в лидерах развитых стран по этому показателю, 15 процентов жителей вообще не общаются с людьми за пределами семейного круга. Прогнозы неутешительные: к 2040-му почти половина домохозяйств будет принадлежать одиночкам. А число полных семей с детьми продолжит снижаться.

В Стране восходящего солнца есть и еще такой, например, феномен — хикикомори. Дословно термин означает «находиться в уединении». Так называют людей, которые избегают контактов и живут как затворники. По разным данным, хикки в Японии — от 613 тысяч до двух миллионов. Большинство — мужчины. Два года назад власти Токио включили в муниципальную систему здравоохранения соцслужбы, которые работают с такими «отшельниками».

Повышение рождаемости, которое и раньше входило в обязанности Сакамото, тоже задача непростая. Из-за высоких требований со стороны работодателей женщины, которых в стране меньше мужчин, выбирают карьеру. Около 70 процентов женщин и 60 процентов мужчин в возрасте от 18 до 34 лет не состоят в браке, а более 40 процентов японцев никогда не вступали в интимные отношения.

Загвоздка не только и не столько в том, что у пар мало детей, считает Максим Крылов. «Рождаемость в браке в Японии вполне на уровне развитых западных стран. А вот вне брака она чрезвычайно низкая, именно это усугубляет картину». Решить проблему, по его словам, практически невозможно. «Поэтому государственная поддержка рождаемости «ищет под фонарем». Она нацелена именно на семьи и сводится к трем китам: попытке сделать детские сады более доступными, стимулировать — на словах — декретные отпуска для мужчин и, единственная новая инициатива кабмина, субсидировать лечение бесплодия», — объясняет Крылов.

Пример можно было бы взять с Великобритании. Там Министерство по вопросам одиночества создали в 2018-м — когда выяснили, что 13 процентов населения одиноки и это, вероятно, приносит стране ежегодно 32 миллиарда фунтов (44 миллиарда долларов) убытков. Британцы мобилизовали местные власти и привлекли волонтеров, которые помогают самым уязвимым — например, безработным и подросткам.

Однако в Японии проблема одиночества затрагивает множество социальных и возрастных групп и корнями уходит в специфику культуры. Бороться с феноменом по примеру западной монархии вряд ли получится, ведь менять нужно не только политику, но и весь уклад жизни. Одним министерством тут не ограничишься.

Москва, РИА Новости, Софья Мельничук.